Суббота, 19.08.2017, 06:46
Приветствую Вас Гость | RSS

МБУК "Библиотека города Фокино" Брянская область

Администрация
Спонсор
Календарь
Туризм
СТОП наркотики
Список экстремистс
Культура РФ
Электронная библи
Вконтакте
Одноклассники
Фейсбук
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 90

Творческие люди нашего города

Андронова Елена Владимировна

 

 


Родилась 29 августа 1958 года в г. Фокино Брянской области, где и закончила Фокинскую среднюю школу №1 в 1975 году. С этого года по 1980 училась в Брянском государственном педагогическом институте им. И.Г. Петровского на факультете русского языка и литературы и успешно окончила его, получив профессию учителя. С 1980 года работала в Фокинской 8-летней школе №1, в средней школе №1, с 1989 года - в Фокинской средней школе №3 учителем русского языка и литературы. В 2005 году была назначена начальником отдела образования при администрации муниципального образования г. Фокино, с 2009 года работает учителем русского языка и литературы в МАОУ Любохонской СОШ. Награждена нагрудным знаком "Почётный работник общего образования РФ". Награждена медалью «В память 200-летия Ф.И. Тютчева».

«Нет на земле твоего короля…»
Отчего же Бог меня наказывал
Каждый день и каждый час?
Или это ангел мне указывал
Свет, невидимый для нас?
А. Ахматова
Молодая женщина стояла у могилы. С фотографии на памятнике ей по-мальчишески улыбался тот, к кому она тайком прибегала сюда в обеденный перерыв. В праздники нельзя, потому что много людей, а ОН (так она называла своего мужа) раздражался даже тогда, когда дома появлялся кто-нибудь из знакомых по имени Сергей. Недовольство было ЕГО естественным состоянием. ОН возмущался и орал, если жена покупала что-то без ЕГО разрешения. ОН приходил в ярость, если она задерживалась на работе даже на пять минут. ОН не мог смириться с тем, что даже без косметики она была хороша собой. Ей даже казалось, что ОН не любит свою дочь, потому что Катенька была и её, Олиной дочерью.
Ольга всегда приходила сюда только на десять минут. К её несчастью, могила Сергея находилась возле самой кладбищенской ограды и хорошо была видна с дороги. Не дай Бог, если кто из знакомых увидит! Каждый раз Оля испытывала чувство страха, ведь ОН мог лишить ей и этой радости – возможности хоть иногда быть рядом с Сережкой, вспоминать счастливое время их трогательной любви. «Сто часов счастья… разве этого мало?», - читали они, прижавшись друг к другу в освещенной узкой дорожкой лунного света маленькой беседке сада, которая стала для них домом, самым уютным и теплым на свете. Сережка согревал её маленькие ладошки в своих руках. Они были ровесники, но он всегда был сильнее её.
Оля жила с мамой. Однажды Сережка признался своей Ольке в том, что отец у него как бы есть, но на самом деле его нет – он чужой в семье.
- Приду из армии - заберу маму к себе.
- Куда это «к себе»? – спросила Оля.
- Как «куда»? Дом купим. Я в Чечне денег заработаю.
Грубый окрик вывел женщину из оцепенения. Она вздрогнула и сжалась в комок. Перед ней стоял ОН. «Шлюха! Значит, правду мне сказали!», - ОН с размаху ударил жену по лицу и отшвырнул от могилы. Она ударилась виском об ограду – перед глазами поплыли красные круги. Ольга пошатнулась и осела в сугроб…
С портрета на памятнике своим синим взглядом ей улыбался Сережка. Оля закрыла глаза, окаменела… Мозг сверлила только одна мысль: «Как я могла сказать такое в наш последний вечер?». Она помнила всё: его
нервные и трогательные прикосновения и поцелуи, его бешеную выходку, когда он выкрикнул: «Я возненавижу себя, если узнаю, что берег тебя для кого-то!». В первый момент, видя его злую беспомощность, она пожалела его и себя, молча стянула с плеч кофточку…но вдруг поняла, что не может вот так некрасиво «осчастливить» его. Она обожала стихи Асадова, зачитывалась Тургеневым, и у неё было свое представление о том, как все должно быть. И Оля произнесла роковую фразу: «Я разлюблю тебя, если ты это сделаешь…» Зачем? Зачем она сказала то, чего не может теперь себе простить? Если бы она знала, что Сережка уже не вернется! Она была бы счастлива теперь осознавать себя законной «шлюхой».
- Убью, стерва! – кричал ОН, сверкая на неё безумными глазами и мотая из стороны в сторону за воротник пальто.
- Господи, помоги! Избавь меня от НЕГО, - шептала она онемевшими губами.
Ольга уже не раз решала уйти от мужа, но её всегда останавливало чувство страха. В припадках ярости ОН был непредсказуем и намертво внушил ей мысль, что найдет везде и убьет. Уехать отсюда ей было некуда. Да и мама сильно болела. Каждый раз врала ей, что у неё все хорошо. ОН никогда не приходил к теще, потому, что не выносил запаха лекарств и разговоров с пожилыми людьми. Может, мама и догадывалась о чем – то, но у неё была своя точка зрения на жизнь : «Мне было тяжело без мужа. У ребенка должен быть отец – и всё тут. Надо терпеть».
Молодая женщина обреченно брела по дороге от кладбища. Она не замечала проходивших мимо людей, не помнила, как пришла на работу, как закончился день. Из оцепенения её вывел голос подруги:
- Оля, ты в сад или домой?
- В сад… - подумала она. Да. Я пойду в наш сад. Там ОН меня не найдет.
Ольга пришла не в тот садик, где её ждала дочь, а в их с Сережкой сад, их беседку, где они вместе мечтали, вместе зачитывались стихами, делили радости и неудачи. А теперь Сережки нет. И ничего нет. Как рано наступила темнота! БЕС-ПРО-СВЕТ-НОСТЬ… «Какое точное слово!», - удивилась Ольга. В последнее время она часто произносила ещё одно слово: «НИКОГДА!». Никогда уже не будет Сережки… Мысленно обращаясь к нему, она шептала: «Никогда я не встречу с тобой умытую первым ливнем весну, никогда не попрощаюсь вместе с тобой с разомлевшим от жаркого солнца летом, никогда не докричусь до тебя через бесконечные километры боли!.. Зачем я живу без тебя?». Ей вдруг показалось, что Сережкина душа рядом, и она не хочет отпускать её из беседки, их единственного и самого теплого дома на свете.
Только вспомнив о дочери, Оля вышла из оцепенения. Она торопливо направилась к дому. Во дворе её ожидал ЕГО брат. Он подскочил к ней и визгливо выкрикнул:
- Где ты шлялась? Тебя везде ищут.
- Зачем?- равнодушно спросила она.
- Братана убили.

 


Климкина Инна Евгеньевна

 


Уроженка нашего города, Инна Евгеньевна посвятила свою жизнь детям. Она - талантливый педагог, учитель начальных классов – трудилась в ФСШ №1, в Березинской средней школе. Награждена высоким званием «Отличник народного просвещения». Большое место в её жизни занимает живопись: ею написано около 200 картин. Сейчас Инна Евгеньевна учит детей изобразительному искусству и художественному труду в МОУ КДЦ. А в год литературы ещё и ведёт факультатив «Проба пера». Пишет стихи. Жизненное кредо Инны Евгеньевны – дарить тепло людям.

Мой земляк.
Здесь Пан гулял, весёлый бес,
Раскольник лил металл.
Таких озёр, лесов, как здесь,
Нигде ты не встречал.

Ель да сосна – суровый лес.
Таков и житель здешних мест-
Суровый, непростой.

Он видел много разных бед,
Он потом добывал свой хлеб
В борьбе с жарой, в борьбе с зимой.

Он осторожен, «брянский волк»,
С ним шуток не шути.
И понапрасну с ним не спорь,
В рот палец не клади…

Но ты мне дорог, мой земляк:
Душа–то золотая.
Бумагу не марая, так
Скажу: «Сама такая!»

Апрельское утро.
Всё в дымке зелёной, как будто в тумане,
Молочного бежа трава.
Природа, в тебе никакого изъяна,
Лишь радость грядущего дня.

Всё дышит любовью, и тихою негой
Объяты речные кусты.
Взбрыкнёт жеребёнок, наивный и пегий,
И снова травой захрустит.

И розовы крыши, холмы золотисты,
И птичья разносится трель.
Ольха распустила серёжки пушисты,
И мягко ступает апрель.

Апрель, я люблю твои ясные зори
И звонкие песни твои;
Весна наполняет тебя, будто море,
Где плещется эхо любви.


Нина Павловна Сёмина (Радчинская)

 


Я родилась 10 марта 1951г. в рабочей многодетной семье. В 1968 г. закончила Фокинскую среднюю школу №1. Семейная жизнь сложилась счастливо. Всю свою жизнь трудилась в сфере обслуживания: в должности зав. КБО, инженера – химика, лаборанта. Продолжаю трудиться машинистом ВЗС г. Фокино.

Любовь земная.
В кружевах изумрудно – зелёных
Заигрался юный рассвет,
Как мальчишка, безумно влюблённый
В облака или лунный свет.

А дуга семицветной дорожки
Манит утром мой взор в небеса:
«Приласкай меня немножко» -
Шепчет радуга чудо-краса.

Я с разбега взлететь пытаюсь,
Чтоб рукою коснуться слегка.
Хорошо мне, и я улыбаюсь
Уплывающим вдаль облакам.

А любовь земная взаимная
Меня силою держит крепкой.
Здесь и поняла я, наивная:
Мне дороже земля моих предков.

На земле я поступью твёрдою,
А на небе – словно чужая.
Я иду уверенно гордая,
Я всё та же, но я другая…

Что во мне изменилось – не ведаю.
Да, пыталась влюбиться в небо.
Но тебя, земля, я не предала,
Край рябиновый, край мой вербный!

Добро без границ.

Вы спросите себя однажды:
«Для чего мы живём на свете?»
Я уверена, скажет каждый,
Но по-своему каждый ответит.

Я живу как дано мне Богом
И цветы на земле сажаю.
И детей - пусть их будет много -
Я в любви для себя рожаю.

Пусть растут и цветы и дети.
Ведь Господь нам грехи прощает?!
Череда добрых дел на планете
Не имеет конца и края!

И не верьте пословицам разным,
Где добра от добра не ищут.
В добрый путь - в добрый час, будет сказано,
И добро вас само отыщет.

 

 

 

 

Марина Садовникова (Проконина)



Листья

Никто не виноват, что осень вновь…

Листвы опавшей свет осветит утро.

Уходит ночь и с ней моя любовь,

Быть может нужная кому-то.


Осенний ветер – ставни вновь скрипят,

Листвы охапку дворник убирает,

Вновь за стеною чайник кипятят,

Лишь он холодным утром согревает.



Окно распахнуто, в него смотрю одна,

Сквозь лёгкий свитер холод вновь проходит,

Остывший кофе выпила до дна-

Здесь всюду осень тихо бродит.


Листва сухая в луже под окном

С приходом осени неслышно умирает,

Но та, что залетает с ветром в дом

В руках моих невольно оживает.


К трамвайной линии вновь школьники спешат,

Людей толпа несёт опять куда-то,

И под ногами листья вновь шуршат…

Но в осени они не виноваты!


Пройдут дожди, сожгут дотла листву,

Деревья в серой дымке опустеют,

И дворник до весны запрёт метлу,

Метели снегом дворик наш овеют.



И люди на замёрзших остановках

С надеждой думают об умерших листах,

Тех, что шуршали под ногой неловко,

Что ожили в моих руках.


Я листья те оставила с рассветом,

Живые спят они в моих стихах.

Мой зимний сумрак освещают светом,

Снежинки тают прямо на глазах!



Чертовка осень
Увяли ветви старой ивы,

Берёзы сбросили наряд.

И даже жгучий лист крапивы

Холодной осени не рад.

Остались в прошлом сенокосы,

И ягоды, и рои пчёл.

И где-то позади шиповник

С шипами острыми отцвёл.

Забыты ароматы розы,

Жасмина аромат в цвету.

Приносит ледяные слёзы

Чертовка осень на ветру.

Её минорные мотивы

И пожелтевший цвет листвы

Заставят вспомнить свежесть ивы

И ароматные цветы.

 

 

 

 

 

Колыбельная сыну

Сопит в кроватке мой малыш,
Поет моя душа.
В деревне старой спит камыш,
У озера шурша.

А озеро - прозрачна гладь,
Как зеркало души.
Луну б в той глади отыскать
Тайком в ночной тиши.

Благоухает все вокруг,
Там ирисы цветут.
Расти сынок, мой милый друг,
Нас камыши там ждут.

Они нам песенку споют,
Чуть слышно, чуть дыша,
И беды все, поверь, уйдут,
Листвой в ночи шурша.

Расти, любимый мой малыш,
Души моей росток.
Нас ждет, где шелестит камыш,
У озера мосток.



Макласова Любовь Римоновна

 

 

 


Педагогический стаж Макласовой Любови Римоновны – 36 лет. Начинала она свою деятельность в деревенской школе Комаричского района, потом работала учителем русского языка и литературы в школах№1 и №3 нашего города.
Любовь Римоновна запомнилась своим ученикам нестандартными уроками, литературными викторинами, конкурсами. Она умело проводила внеклассные мероприятия, родительские собрания, участвовала в районных литературных конкурсах «Изящная словесность», не раз становилась победителем и лауреатом, ее миниатюры печатались в газете «Пламя труда».
Сейчас Макласова Любовь Римоновна на заслуженном отдыхе.

Карамельки

Мечты, мечты…

Людмила Петровна постояла у доски, прошлась по классу. Было тихо. За окном падал снег. Кружились словно в хороводе, белые пушистые звездочки. Учительница подумала:
- Хорошо бы сейчас сесть на место Семёнова, положить за щеку карамельку или жвачку и, закрывшись рукой, помечтать, улетая куда-то далеко-далеко. Вот блаженство! Как хочется купить себе стильное платье, а потом пройтись в нем перед физруком Андреем…
Людмила Петровна горестно вздохнула. (С моей-то зарплатой!..) Она была молода и хороша собой. Её любили в школе и ученики, и учителя за какую-то жившую в ней детскость, наивность, доверчивость. Глаза Людмилы Петровны смотрели на мир радостно, восторженно. Она еще раз вздохнула и произнесла:
- Эх, мечты, мечты…
Из задумчивости её вывел голос Семёнова:
- Людмила Петровна, а после «Мечты, мечты», восклицательный знак или точка?
Учительница подняла глаза, а на неё смотрели её пятиклашки. Отличница Егорова сказала:
- Ну, конечно, восклицательный. Правда, Людмила Петровна?
Кошмар! Она произнесла свои мысли вслух! Надо было как-то выкручиваться, и Людмила Петровна прошептала, покраснев до корней волос:
- Поставьте многоточие.
На её счастье, прозвенел звонок.
Учительница стояла у окна и смотрела на тихо падающий снег. Щёки её пылали. Она почувствовала, что дети наконец-то ушли, и подошла к столу.
Подняв классный журнал, Людмила Петровна увидела на столе три разноцветные карамельки и половинку жевательной резинки, завернутую в конфетный фантик.
- Хоть что-то сбылось,- улыбнулась она.

Конкурс «Изящная словесность – 2008»
Золотая рыбка
В этом кабинете они любили заниматься, потому что на тумбочке в углу класса стоял круглый аквариум. Правда, жила в нем только одна красивая рыбка, но все считали её необыкновенной, сказочной, исполняющей детские желания. Кто это выдумал, не помнили…
- Надо попросить у золотой рыбки, чтобы Ольга Ивановна меня сегодня не вызывала, - подумал Женька.
Он посмотрел на общую любимицу, плававшую среди водорослей и ракушек. И сейчас же соседка по парте Марина подняла руку, и учительница кивнула ей головой. Пока девочка отвечала, Женька благодарил рыбку – спасительницу. На последней парте Смирнов Петька шумно завозился и забубнил что-то. Ольга Ивановна встрепенулась, резко встала, и стул задел тумбочку. Маринка в это время стукнула указкой по таблице, висевшей на доске, видно от усердия и стремления получить «пятерку». И вдруг…
Все случилось в считанные секунды. Кашпо, висевшее над аквариумом, накренилось и упало в воду. Ольгу Ивановну окатили брызги. У Маринки открытый рот так и не закрылся. Вода в аквариуме стала грязной. А Женька услышал среди мертвой тишины:
- Спасите, спасите!
Он бросился к подоконнику, на котором стояла баночка с чистой водой, схватил с тумбочки сачок и поддел рыбку. Все облегченно вздохнули, а Ольга Ивановна ожила.
Золотая красавица плавала теперь в банке. Кто-то подхватил аквариум, чтобы наполнить его чистой водой.
- Что же мне сказать хозяйке кабинета? – думала несчастная Ольга Ивановна.
- Цветок-то погиб.
Однако дети оказались сообразительнее её. Аквариум водрузили на место. А цветок, очень похожий на прежний, нашли на шкафу.
Когда прозвенел звонок, все было закончено. Женька прощался с золотой рыбкой. Маринка получила за ответ «пятерку». А Ольга Ивановна, оправившись от испуга, думала:
- Слава богу, что все обошлось. И чтобы я без этих семиклассников делала?
Она подняла глаза на золотую рыбку, и учительнице показалось, что она услышала:
- Обошлось-то, обошлось. А Женьке «пятерку» за мое спасение зажала!
- Исправлюсь, - ответила удивленная Ольга Ивановна. – Честное слово!

Белая ворона
На подоконнике сидели две семиклассницы и затягивались сигаретой, изображая из себя крутых девиц.
- Вон наша классная пошла, - заметила одна.
- Отлично. Теперь не застукает.
Маша зашла налить воды для цветов.
- Эй, Машка, присоединяйся к нам!
- Нашла кого звать. Она ведь отличница!
Отличникам не положено…
Девочка быстро вышла и подумала:
- Наверное, в наше время плохо не курить. Хорошо хоть мама не слышит моих мыслей.
Вечером Маше позвонила подружка и позвала на каток.
- Игорек там тоже будет, - Сказала Лиза. – Я слышала, как он говорил в раздевалке.
Сердце Маши забилось. Ей очень нравился Игорь из восьмого класса. Но он был постоянно в компании других восьмиклассников.
На Машку он никогда и не смотрел.
На катке звучала музыка. Падали редкие снежинки.
- Скоро Новый год, - подумала девочка. – Приедет папа с подарками.
Она каталась с удовольствием, а ее подружка сидела на лавке со знакомыми девчонками. Они передавали друг другу какую-то бутылку. Машка вздохнула и решила к ним подъехать. Пили пиво. Ей тоже предложили, и девочка, молча, взяла в руку бутылку. Вдруг какой-то высокий парень в маске зайца вырвал бутылку и бросил далеко в сугроб, а сам быстро заскользил по льду. Все завозмущались, а Машка была очень рада!
- Слава богу, не пришлось отведать этой гадости!
Она вернулась на лед. Сделала круг, и тот же незнакомец подхватил ее и закружил в такт музыки. Другой рукой он приподнял маску, и девочка увидела…улыбающееся лицо Игоря. Машка просто опешила, а он предложил проводить до дома.
По дороге они разговорились. Машка удивилась, когда услышала, как Игорь сказал:
- Курить и пить – дело простое, я за это девчонок не уважаю. А вот учиться на «5» - тяжелый труд. Как тебе это удается? Ты же еще и в музыкалку ходишь. Я хотел к тебе и раньше подойти, но боялся. Думал, что тебе со мной неинтересно будет.
Машка улыбнулась:
- А я на тебя даже смотреть боялась, не то чтобы подойти…
С тех пор они стали дружить.
А девчонки, сидя на любимом подоконнике, удивлялись:
- И что он в ней нашел? Не курит, не пьет. Несовременная какая-то. Белая ворона, одним словом.
Зато Машка была счастлива. К ней пришла первая любовь

 

 

 

 

 

 

 

 

Поиск
Вопрос - ответ!
Электрон. каталог
А. К. Толстой
Детская библиотека
Виртуальный музей
Год экологии
Чтение и время
Национальная
Доступная среда
Портал Госуслуг
Правовой портал

Рейтинг@Mail.ru
Создать бесплатный сайт с uCozЯндекс.МетрикаCopyright MyCorp© ; 2017